Мировые новости экономики, финансов и инвестиций

Нуриэль Рубини о стагфляции, долговом кризисе, финансовых инновациях...

Мировая экономика США Китай Финансовые инновации Финансовый кризис Финансовые эксперты
В октябре 2021 года Нуриэль Рубини предложил 4 сценария для развития экономики и рынков.

Через год, в середине ноября 2022 года корреспондент Project Syndicate беседовал с Нуриэлем Рубини о стагфляции, долговом кризисе, финансовых инновациях и многом другом..
Послушать запись интервью можно на любом подкасте
или на: YouTube:


Ниже приведен текст интервью:

Стагфляция


Project Syndicate: В последних комментариях Вы подтвердили свои ожидания, что усилия монетарных властей по сдерживанию инфляции "вызовут как экономический, так и финансовый крах", и что "независимо от их жестких высказываний" центральные банки "будут испытывать огромное давление, чтобы отменить ужесточение", когда этот крах материализуется. Каковы будут последствия такого разворота? Есть ли у лиц, ответственных за денежно-кредитную политику в США и Европе, какие-либо хорошие - или менее плохие - варианты?

Нуриэль Рубини: Центральные банки находятся как в стагфляционной, так и в долговой ловушке. В условиях негативных шоков совокупного предложения, которые снижают рост и увеличивают инфляцию, оба решения плохи:
  • если монетарные власти повысят процентные ставки настолько, что инфляция снизится до 2%, это приведет к жесткой экономической посадке;
  • если же они этого не сделают, пытаясь защитить экономический рост и рабочие места - произойдет ослабление инфляционных ожиданий и раскручивание спирали роста цен и заработной платы.

Высокий уровень частной и государственной задолженности еще больше усложняет дилемму. Повышение процентных ставок настолько, чтобы подавить инфляцию, вызывает не только экономический, но и финансовый крах, при котором частные и государственные должники с высоким уровнем заемных средств оказываются в тяжелом положении. В результате финансовые потрясения усиливают рецессию, создавая порочный круг углубления рецессии и усиления финансовых страданий и долгового кризиса.

Центральные банки ослабят борьбу с инфляцией, пытаясь избежать экономического и финансового краха. Но это приведет к повышению постоянного уровня инфляции, снижению цен облигаций и рынка акций. Наступление стагфляции и долгового кризиса будет лишь отсрочено. Другими словами, у центральных банков США, Европы и других стран с развитой экономикой есть только плохие варианты.

Долговой кризис


PS: Как Вы написали в своей новой книге “Мегаугрозы: 10 опасных тенденций, которые ставят под угрозу наше будущее, и как их пережить”, мы движемся к "Матери всех долговых кризисов". Любое потенциальное решение требует затрат. Мы должны "выбрать свой яд". Но будет ли более вредный яд эффективнее других? Для развивающихся экономик - является ли инновационное предложение обмена суверенного долга на улучшение климата, примером политики, признающей взаимосвязанную природу современных мегаугроз?

НР: Решение проблемы долгового кризиса никогда не бывает простым или беззатратным. Всегда есть компромиссы. Монетизация долга и уничтожение его реальной стоимости неожиданной инфляцией работает только для стран, которые берут займы в собственной валюте. И в этом случае инфляционный налог для уничтожения долгов приводит к постоянному росту инфляции.

Для долгов, выраженных в иностранной валюте, единственный возможный вариант - дефолт и реструктуризация. Тогда долг становится неустойчивым - процессы могут быть грязными, затяжными и могут стоить стране доступа к рынкам капитала. Введение налогов на богатство или капитал для снижения неприемлемого уровня долга не только сложно с политической точки зрения, но и может подорвать инвестиции, накопление капитала и рост.

Обмен долгов на акции или на климат конвертирует долговые требования кредиторов в требования о долевом участии или о сокращении выбросов парниковых газов. Однако масштабы конвертации недостаточно велики для решения серьезных долговых проблем. Должники могут посчитать, что преобразование долгов в акционерный капитал с требованием о сокращении выбросов подрывает суверенитет - фактически передает право собственности на природные ресурсы и активы страны иностранным организациям. Обмен долгов на климат не может ни разрешить долговую проблему, ни внести значительный вклад в борьбу с изменением климата.

Неравенство доходов


PS: Один из характерных примеров "замедленных негативных шоков предложения Великой стагфляции" является "фискальная политика, направленная на повышение заработной платы и власти рабочих". Одна из десяти "мегаугроз" в Вашей книге - рост неравенства доходов и богатства, который подпитывает негативную реакцию против демократии. Какие политические меры или вмешательства помогли бы противостоять распределительным последствиям текущего кризиса?

НР: Неравенство доходов и богатства в странах растет по многим причинам:
  • торговля и глобализация,
  • технологические инновации (капиталоемкие, требующие квалификации и экономии труда),
  • усиливающаяся политическую власть экономических и финансовых элит,
  • концентрация олигополистической власти в корпоративном секторе и
  • снижение влияния рабочих и профсоюзов.
В совокупности эти факторы вызвали негативную реакцию против либеральной демократии.

Фискальная политика для поддержки работников, профсоюзов, малоимущих и безработных может снизить неравенство, но она также ведет к росту инфляции, увеличивая инфляцию заработной платы. А учитывая непропорционально большую ценовую власть корпораций, цены растут больше, чем зарплаты. В результате происходит снижение реальной заработной платы и усугубление неравенства.

Исторически фискальная политика, включая прогрессивное налогообложение, оказывала незначительное влияние на неравенство. А вот рост искусственного интеллекта, робототехники и автоматизации приведёт к дальнейшему ослаблению рабочей силы. Люди потеряют рабочие места - рутинные, умственные и даже творческие - в пользу программного обеспечения и роботов.

США vs Китай


PS: Вы указываете в книге "Мегаугрозы...":
•лидерство в области искусственного интеллекта, может сделать любую страну ведущей мировой державой,
•предполагаете, что Китай может достичь этого первым.

Недавние правительственные репрессии против технологических компаний и усиление центрального контроля Коммунистической партии вызвали опасения, что Китай подавляет "животный дух" этого сектора. Как Вы оцениваете амбиции Китая в области высоких технологий - и его экономические перспективы в целом?

НР: США и Китай ведут гонку не только за первенство в геополитической и военной сферах, но и за доминирование в отраслях будущего:
  • искусственный интеллект,
  • машинное обучение,
  • робототехника,
  • автоматизация,
  • интернет вещей,
  • большие данные (Big Data),
  • 5G, а потом и 6G и
  • квантовые вычисления.
Обе страны субсидируют эти технологии, но Китай применяет более жесткий командно-контрольный подход.

Недавние репрессии Китая в отношении технологических компаний, не сулят ничего хорошего для способности страны разрабатывать действительно инновационные технологии и приложения. Но сила китайских масштабных инвестиций, финансовых стимулов и субсидий "сверху вниз" в передовые отрасли может позволить стране доминировать в технологиях, лежащих в основе промышленности будущего.

Более тонкий подход США может принести успех в долгосрочной перспективе. Однако командно-административная модель Китая динамично влияет на сравнительные преимущества экономики. Вот почему США нужна правильная промышленная политика. Подход "невмешательства правительства в экономику" не позволит США доминировать в области стратегических технологий.

Государственно-капиталистическая модель Китая исчерпала себя. Это привело к резкому снижению потенциального роста. Вероятно, замедление роста будет продолжаться и усиливаться.

Финансовые инновации


PS: Еще одна угроза, которую Вы определяете, - это дестабилизирующие финансовые инновации, которые могут привести к обесцениванию фиатных валют. Каждая глава Вашей книги содержит возможные решения. Какие шаги должны предпринять политики для смягчения этой угрозы?

НР: Финансовые инновации без надлежащего регулирования и надзора приводят к инфляции активов, возникновению и разрушению "пузырей". Сегодня мы сталкиваемся с инфляцией товаров и услуг из-за негативных шоков совокупного предложения и последствий длительной мягкой фискальной и денежно-кредитной политики. При высокой инфляции обесценивание фиатных валют представляет собой растущий риск.

Но решение заключается не в криптовалютах, которые не являются ни валютами, ни активами. Криптовалюты оказались "матерью всех афер":
  • не имеют никакой пользы или выгоды,
  • подпитывают финансовую нестабильность и
  • их пузыри уже лопнули.
Нужен надлежащий надзор и регулирование финансовой системы, включая меры по ограничению токсичных инноваций.

Необходимо устранить моральный риск /опасность того, что один из участников сделки заключает соглашение с недобросовестными намерениями, предоставляет заведомо ложную информацию о своих активах - прим. переводчика/ мягкой денежно-кредитной политики, которая подпитывает "пузыри" и углубляет долговые ловушки. Но нет простого решения для долговых ловушек, которые вызваны глубокими политическими предубеждениями в отношении чрезмерного использования частных и государственных средств.

Антиутопическое будущее


PS: Вы предсказали мировой финансовый кризис 2008 года. В книге "Мегаугрозы..." Вы делаете ещё более мрачный прогноз:
• "антиутопическое" будущее "хаоса, кризисов, нестабильности, внутренних и глобальных конфликтов" более вероятно, чем
• "утопическое" будущее разумной политики и международного сотрудничества.

Готовы ли экономисты, инвесторы и политики сегодня более серьезно относиться к подобным предупреждениям? Или те, кто в состоянии изменить ситуацию, по-прежнему "зарывают голову в песок"?

НР: Нужно различать нормативные заявления об идеальном или желательном мире и позитивные утверждения о вероятном будущем мира. К сожалению, я не вижу причин считать, что мы существенно продвинулись дальше предпочитаемой нами стратегии "откладывать окончательное решение на потом" из-за огромного количества препятствий на пути реализации правильной политики.

Рассмотрим глобальное потепление в США:
  • Половина страны – Республиканская партия – отрицает реальность антропогенного изменения климата и
  • активно блокирует политику, направленную на его устранение.

Или конфликт поколений в США:
  • старшие поколения не желают нести расходы по предотвращению будущего, которого они никогда не увидят,
  • молодые поколения малочисленны и часто даже не голосуют.

На международном уровне:
  • "проблема безбилетников" - даже если страна пойдет на все жертвы, необходимые для достижения чистого нуля выбросов, она выиграет только в том случае, если остальной мир сделает то же самое;
  • страны с развитой экономикой создали бо́льшую часть парниковых газов в атмосфере и не желают выделять триллионы долларов субсидий развивающимся странам для достижения нулевых выбросов и адаптации к более теплому климату;
  • развивающиеся страны сейчас производят бо́льшую часть новых выбросов (Китай и Индия) и смогут сокращать свои выбросы только став богаче, через 10-20 лет;
  • геополитическое соперничество между США и Китаем серьезно препятствует усилиям по продвижению глобальных общественных благ.

То же самое можно сказать и о решениях многих других мегаугроз. Вот почему антиутопическое будущее более вероятно, чем утопическое.

Нуриэль Рубини:
  • почетный профессор экономики Школы бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета,
  • главный экономист Atlas Capital Team,
  • генеральный директор Roubini Macro Associates,
  • соучредитель TheBoomBust.com,
  • автор книги "Мегаугрозы: 10 опасных трендов, угрожающих нашему будущему, и как с ними справиться",
  • бывший старший экономист по международным вопросам в Совете экономических советников Белого дома во время администрации Клинтона,
  • работал в Международном валютном фонде, Федеральной резервной системе США и Всемирном банке.

Источник: Project Syndicate